Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫФОТОГАЛЕРЕЯПОИСК ПО БАЗЕДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

ВВЕДЕНИЕ

Планомерная работа по увековечению памяти жертв политических репрессий в нашей стране фактически началась в конце 1980-х годов. За минувшее время во многих местах массовых захоронений репрессированных установлены памятные знаки, открыты мемориальные комплексы. Однако, по официальным данным, на сегодня обнаружено «не более трети массовых захоронений расстрелянных и замученных в лагерях и тюрьмах»[1].

Другой частью этой огромной по масштабам деятельности является издание Книг памяти, в которые по России на сегодня вошли более 1,5 миллионов имен расстрелянных и приговоренных к лагерям и ссылкам. Всем, кто хотя бы приблизительно знаком с результатами исследования истории репрессий, понятно, что это лишь малая часть пострадавших от произвола тоталитарного режима. Ведь только количество репрессированных по национальному признаку достигло более чем 2,6 млн. чел.

К настоящему времени созрели условия и возникла настоятельная потребность в создании государственных и межгосударственных программ по увековечению памяти жертв политических репрессий. Соединив усилия общества и государства, можно сделать решительный прорыв в восстановлении имен и судеб десятков миллионов граждан СССР. По инициативе Общественной академии наук российских немцев в конце 2000 г. был одобрен проект «Gedenkbuch» (Книга памяти о российских немцах — жертвах политических репрессий, участниках войн и конфликтов). Целью проекта является создание единого электронного банка данных, содержащего информацию по четырем категориям граждан — жертвам политических репрессий, депортированным, трудмобилизованным, участникам войн и конфликтов. Предполагалось, что одним из конечных результатов проекта будет издание серии Книг памяти, посвященных российским немцам.

Осуществление этого проекта началось в связи с рядом инициатив на местах: благодаря подвижнической деятельности лидера общества «Возрождение» в г. Краснотурьинске И. Ф. Вайса издана Книга памяти о немцах-узниках Богословлага[2]; бывший трудармеец Э. А. Гриб создал списки трудмобилизованных по картотеке Усольлага; уже несколько лет ведут работу с документами архива спецучета учреждения К - 231 (архив Вятлага) бывший сотрудник этого учреждения В.И. Веремьев и профессор д-р ист. наук В.А. Бердинских. Начато исследование архива Бакаллага — Челяблага, рабочей силой которого были преимущественно трудмобилизованные советские немцы[3].

Всем тагильчанам, чья судьба исковеркана жерновами репрессий, и тем, кого интересует история тоталитаризма, известно о существовании крупнейшего лагерного архива на Урале — архива Тагиллага. С момента расформирования Тагиллага он располагался в помещении бывшего СИЗО этого лагеря и находился в подчинении колонии УЩ 349-5. Документы архива были скрыты от посторонних глаз, и руки архивиста УВД касались их только в случае выдачи справок бывшим узникам на предмет реабилитации. Многочисленные попытки проникнуть в тайны архива, предпринимаемые членами общества «Мемориал», немецкого общества «Возрождение» и другими энтузиастами, решительно пресекались ведомственной рукой. Были запрещены фотосъемки архива, попасть за его тюремные двери было невозможно.

Пожалуй, первое представление о документальном фонде архива получил основатель Нижнетагильского общества «Возрождение» И. И. Браун, благодаря доверительным отношениям с начальством УЩ и старейшей работницей архива Г. И. Курносовой. Брешь в завесе секретности начала расширяться с принятием законов «О реабилитации жертв политических репрессий» и «О реабилитации репрессированных народов» в 1991 г. Настойчивость председателя Краснотурьинского общества «Возрождение» И. Вайса и человеческая отзывчивость Г. И. Курносовой привели к первому результату — созданию списка и реабилитации 3,5 тыс. трудмобилизованных немцев Богословлага. После многолетних усилий в ноябре 1996 г. нам удалось получить разрешение на работу с материалами архива от УИН УВД Свердловской области. В июне 1997 г. начальник ГУВД области согласился с допуском к работе в архиве преподавателей и студентов Нижнетагильского государственного педагогического института. После первого посещения архива и «экскурсии» по нему остались неизгладимо тяжелые впечатления. Во-первых, поразила судьба документов архива. Выяснилось, что в конце 1940-х гг. погибли от сырости картотека и документы Волголага, на базе которого создавался Тагиллаг НКВД. Документы на 15 тыс. умерших узников Тагиллага и других лагерей Урала оказались под угрозой гибели, с ними сегодня трудно работать без опасения нанести непоправимый ущерб.

В помещении СИЗО Тагиллага был метровый бетонный пол (для предотвращения побегов), но не было отопления, вентиляции и безопасной крыши. Все дожди просачивались внутрь архива, заливая документы и картотеку, пыль почти беспрепятственно проникала в зашитые старыми досками окна, крыльцо грозило в любой момент рухнуть на посетителей. Условий для работы с документами практически не было. Следует прямо заметить, что выжили архивные документы во многом благодаря неформальному отношению к своей работе Г. И. Курносовой. Она организовывала побелку помещения, поддерживала в нем порядок и чистоту, расставляла ведра и застилала дерматином картотеки для спасения от весенней влаги и летне-осенних дождей, реставрировала истершиеся карточки на заключенных.

Несмотря на усилия начальника архивного управления Свердловской области А. А. Капустина, никак не решался вопрос с перемещением архива ни в ИЦ УВД в Екатеринбурге, ни в какое-либо подходящее по условиям хранения помещение в Нижнем Тагиле. Архив был в положении сироты, вопреки его огромному значению для сохранения памяти о прошлом и постоянной деятельности в интересах современной пенитенциарной системы (поскольку он обслуживает несколько колоний области). Документальный фонд архива насчитывает 457000 единиц хранения. Это документы на заключенных Тагиллага НКВД, Богословлага НКВД — Базстроя и ИТК № 3 г. Краснотурьинска, Красногорского (г. Нижняя Тура) ИТЛ, Североуральского, Верхнесалдинского, Лобвинского, Кировградского ОЛП за период с 1942 по 1948 гг.

Проблемной научно-исследовательской лабораторией НТГПИ «Банк данных: Нижнетагильский регион в ХХ веке» (с 2001 г. — «Исторической информатики») был разработан проект «Спасение — разработка материалов архива Тагиллага, реабилитация трудармейцев и издание книги памяти «Советские немцы — узники лагерей Урала»» и предложен Министерству национальностей Российской Федерации в 1998 г. Проект был поддержан историко-просветительским, правозащитным и благотворительным обществом «Мемориал» Н. Тагила, общественной организацией «Культурно-просветительский центр российских немцев Н.Тагила» и администрацией нашего города. Успешной реализации проекта помог грант Фонда Форда. В ходе осуществления проекта предполагалось перемещение архива в новое здание, соответствующее нормам хранения его материалов, установка оргтехники и создание дубликатов разрушающихся документов; формирование электронной базы данных на 28 тыс. узников Тагиллага и Богословлага (категория «трудмобилизованных советских немцев»); массовая реабилитация репрессированных немцев; издание Книги памяти.

Благодаря активной поддержке администрации г. Н. Тагила была решена первая задача — фонд архива перемещен во вновь созданный Муниципальный архив социально-правовых документов. Миннац РФ с декабря 1999 г. до конца 2001 г. финансировал проект. В настоящее время в архиве с помощью Нижнетагильского госпединститута установлена современная оргтехника для создания электронной базы данных (ЭБД), разработана структура базы, подготовлены люди для ее заполнения материалами учетных карточек. Работа по созданию ЭБД быстро продвинулась вперед — к моменту издания настоящей книги введено в базу около 28000 персоналий (все трудмобилизованные немцы Тагиллага и Богословлага). Мы представили в отдел реабилитации Свердловской области выверенный список на 6500 трудармейцев Тагиллага.

В ходе осуществления первого этапа (2000-2003 гг.) международного проекта «Возвращенные имена» (создание Единого электронного банка данных жертв политических репрессий в СССР). На сервере лаборатории исторической информатики НТГСПА[4] собрана информация о более чем 44000 трудармейцах (Тагиллаг, Богословлаг, Челяблаг, Усольлаг). Это самый крупный ЭБД в пределах СССР.

Представляемая вашему вниманию книга является первой в серии Книг памяти проекта «Gedenkbuch». В ее оформление и содержание заложены некоторые общие принципиальные положения, которые имеют отношение ко всей серии. Одно из них — структура содержания. В книге сочетаются документы архивов, научные статьи, воспоминания очевидцев, публицистика. Большую часть книги занимает список репрессированных, предваряемый статьей с описанием структуры и принципов создания электронной базы данных. Наша основная задача заключается в том, чтобы «всех поименно назвать» и одновременно воссоздать живую картину того времени, в котором происходили описываемые события. Читатель, берущий в руки нашу книгу, должен иметь возможность не только узнать тысячи фамилий людей, безвинно преследовавшихся советским режимом, но и понять, как и почему произошла массовая человеческая трагедия.

В главе первой книги изложены результаты научного исследования проблемы. В статье В. М. Кириллова и Г. Я. Маламуда представлено общее описание трудовой мобилизации на Урал, показана динамика прироста лагерного и спецпереселенческого контингента. С. Л. Разинков рисует социальный портрет трудармейцев, используя богатый материал созданной электронной базы данных «Трудмобилизованные немцы в Тагиллаге».

В главе второй применен принцип «двойного прочтения истории». Само ее название — «Архивные документы и память народа» — объясняет суть нашего подхода к материалу. Официальные документы, опубликованные в момент их появления, содержат ложные идеологические постулаты, которыми пользовалась власть для оправдания политики репрессий. В то же время следует учитывать, что эти идеологемы опирались на уже укоренившиеся стереотипы в сознании «советского человека», отравленном длительной борьбой с «врагами народа». «Совершенно секретные» документы позволяют понять подоплеку репрессивной политики властей, имеющей цинично-прагматичную направленность. Одновременно эти документы объясняют глубинную суть жестокой политики, ее прямую связь с советским вариантом тоталитаризма. Воспоминания очевидцев событий позволяют максимально приблизиться к реальной картине происходящего и в то же время обнаруживают живучесть стереотипов бывшего гражданина СССР. Таким образом, нами предпринята попытка изучения ментальности советских немцев.

Глава третья посвящена описанию жизненного пути некоторых узников Тагиллага. Здесь и выдающиеся ученые — А. К. Арендс, Б. В. Раушенбах, О. Н. Бадер, П. Э. Рикерт, В. В. Мадер и лидеры национального движения — И. И. Браун, И. И. Кроневальд, выдающиеся политики — Э. Э. Россель, и люди с яркой трудовой биографией — И. Гейман, Э. Ф. Данн, А. И. Швабауэр, Е. Я. Бокемайер, М. И. Гейне.

В главе третьей представлен материал, отражающий восприятие бывшими трудармейцами своего нынешнего положения, их взгляд «из сегодня» на прошлое и будущее (как в стихотворной, так и в публицистической форме).

Примерно две трети текста книги занимает список репрессированных, в котором всего несколько сведений на каждого человека. Это не означает, что мы так мало знаем об этих людях. Более подробные материалы на каждого содержатся в электронной базе данных. Проверка и уточнение списков требуют длительной многолетней работы, так как наш основной источник сведений — учетная карточка архива Тагиллага — не является точным документом. Карточки персонального учета заполнялись на слух, чаще всего в отсутствие каких-либо документов (паспорта, военного билета и т.п.), при низкой грамотности задающих вопросы работников учетной службы лагерей и отвечающих на них трудармейцев.

Для проверки географических названий мы использовали справочники административно-территориального деления СССР и АССР НП, сведения о военнослужащих уточняли в архивах Министерства обороны. Значительная помощь в корректировке списков была оказана известным специалистом по истории российских немцев В. Дизендорфом. Были среди трудармейцев и те, кого осудили лагерным судом по 58-й статье. В этом случае мы обращались к архивно-следственным делам Архива административных органов Свердловской области. Проверка данных шла разными путями, однако времени на нее оказалось отпущено слишком мало и потому нет полной гарантии точности списков.

С большими трудностями пришлось встретиться и в поиске фотографического материала. Фотографии сохранились не у всех родственников репрессированных, очень мало их в немногочисленных личных делах трудмобилизованных, большей частью отсутствуют они и в архивно-следственных делах. Основная часть фотографий переснята нами в архиве спецфондов ИЦ УВД Свердловской области (из личных дел немцев-переселенцев). Другая часть поступила из архива фотографа и художника А.Я Цейзера.

Проблемы, встретившиеся в процессе работы над Книгой памяти, однако, не помешали нам достигнуть главного результата. Мы воссоздали память о тех, кто прошел скорбными дорогами изгнания и отдал лучшую часть своей жизни в жертву ГУЛАГу. Лишь небольшая часть этих людей дожила до настоящего времени и может увидеть себя в этой памятной книге. Это очень важно для них. Однако не менее важен результат проделанной работы для новых поколений, отдаленных от того страшного времени уже половиной столетия. Есть надежда, что с реалистичным осознанием прошлого мы никогда не вернемся к его худшим традициям.

Остается лишь пожелать, чтобы Н. Тагил был не единственным местом в России, где проводится подобная деятельность. Ведь нужно восстановить память обо всех российских немцах, ставших жертвами политических репрессий в годы советской власти.

Авторский коллектив книги выражает искреннюю признательность тем людям, без которых ее издание оказалось бы невозможным: работникам Муниципального архива социально-правовых документов Н. Тагила — В. А. Рейнбольд, Г. И. Курносовой, Л. П. Соколовой, А. В. Солтановой, С. И. Зубаревой; руководителю московского представительства Фонда Форда — М. Маколи за обеспечение проекта оргтехникой, главному специалисту Общественной академии наук российских немцев В.Ф. Дизендорфу и сотрудникам лаборатории «Историческая информатика» НТГСПА С.В. Благодатских, М.В. Костяевой за скрупулезную работу по проверке электронной базы данных.


[1] Доклад Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий о ходе исполнения Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» М., 2000. С.25 [2] Книга памяти / Составитель И. Ф. Вайс М., 2000. [3] Маламуд Г.Я. Заключенные, трудмобилизованные НКВД и спецпоселенцы на Урале в 1940-х – начале 50-х гг.: Дис...канд. ист. наук. Екатеринбург, 1998. С. 81-82; Турова Е. П. Трудовая армия на строительстве Челябинского металлургического завода. 1942-1945 гг. // Советские архивы. 1992. № 2. С.72 - 80. [4] В июле 2003 г. НТГПИ переименован в Нижнетагильскую государственную социально-педагогическую академию (НТГСПА).

Кириллов В. М.
 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру