Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫФОТОГАЛЕРЕЯПОИСК ПО БАЗЕДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

А. В. Мозговой

Строго секретно[*]

В адрес редакции нашей газеты пришло письмо из Санкт-Петербурга от Александра Мозгового, который записал и полвека хранил рассказ участника событий августа 1941 года...

После того как Вы, уважаемый читатель, прочли выдержку из Указа (от 28 августа 1941 г. — Прим. ред.), я поведаю Вам о том, каким образом эти «достоверные» данные были получены военными властями...

Война застала Игоря Отменникова, когда он ехал на своем танке в штаб воинской части. Он увидел и услышал взрывы бомб там, где остались его товарищи со своими танками. Его танк тоже был обстрелян самолетом.

С боями воинская часть отступала к Москве. В оборонительных боях танкисты понесли тяжелые потери и были отозваны на переформирование в Москву.

И вдруг, совершенно неожиданно, Отменникова пригласили на беседу в отдел НКВД. Беседа проходила весьма откровенно. Ему сказали, что в создавшейся обстановке не исключено вооруженное выступление поволжских немцев и надо срочно и искусно (хитро) разузнать действительные их намерения. Для этого Отменникову доверяется проведение совершенно секретной разведывательной операции. План операции увлек охочего до эффектных выходок танкиста.

Август 1941 года. Игорю Отменникову, советскому танкисту, одетому во вражескую униформу, с нарисованной на танке свастикой, предложено, имитируя высадку десанта германских войск на территорию Республики немцев Поволжья, проехать в составе механизированной группы (только бронетехника, без пехоты) по всей территории республики, чтобы жившие там немцы увидели собственными глазами «германский десант» и имели возможность откровенно выразить свое к нему отношение.

Было приказано по возможности нигде не останавливаться, за исключением вынужденных остановок в связи с техническими поломками по пути следования, и не вступать в разговоры с местным населением. Ведь при случайной близкой встрече (лицом к лицу) с местными жителями тут же стало бы очевидным, что «десантники» являются вовсе не немцами, а русскими красноармейцами. Поэтому участникам операции было предложено, на крайний случай, выдавать себя за потомков русских белогвардейцев, осевших на постоянное место жительства в Германии.

Движение разведчиков через немецкие деревни и поселки проходило без каких-либо происшествий. Жители с опаской шарахались на обочину от внезапно появлявшихся на улице грохочущих и изрыгающих гарь выхлопных газов танков и бронемашин и с недоумением и страхом в глазах провожали взором «немецко-фашистскую» колонну. Никто не бежал навстречу «германским десантникам» с цветами, никто не преподносил им хлеб-соль в знак радушного гостеприимства.

Так проехала «немецкая» механизированная колонна через всю Республику немцев Поволжья.

И тут же им было приказано срочно смыть с боевых машин свастику, сдать германскую форму и навсегда забыть о своем марш-броске через немецкие деревни. Лишь только они успели это сделать, как появились во множестве самые обычные на вид советские войска. Вновь прибывшие красноармейцы рассказали, что их сюда прислали для уничтожения немецко-фашистского десанта.

Игорь и все участники необычной «разведки» не имели права раскрывать тайну их «разведывательной» операции. Поэтому И. Отменников сказал (с юмором) любопытным из вновь прибывших: «Вы опоздали! Германский десант мы уже уничтожили! Молниеносно!!! Знаете, как поется в песне: «Оборону крепим мы недаром. И на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом!»».

Слушатели не почувствовали юмора и приняли его слова за чистую монету, они поверили Игорю Отменникову.

Но пока даже сами «разведчики» не понимали, к чему дело клонится, они не знали дальнейших планов партии, правительства и Верховного Главнокомандования.

И вдруг войскам преподнесли такую информацию, что якобы на территории немецкой республики появился вражеский десант и что этот десант был встречен немецким населением с неудержимым ликованием. Десант был вроде бы быстро ликвидирован. А местные немцы, как якобы проявившие к своим сородичам - немецким солдатам - откровенную солидарность, подлежат немедленному выселению в глубь страны во избежание их вооруженного мятежа.

Войскам было приказано, находясь (на всякий случай) в полной боевой готовности, одновременно приступить к выселению немецких семей. О том, как происходило это выселение, написано немало воспоминаний. Но воспоминания написаны только немцами и неизвестны широкой российской общественности. Те же, кому было доверено осуществлять выселение жителей-немцев, не хотят вспоминать об этом, тем более рассказывать конкретные эпизоды и подробности. В том числе это относится и к Игорю Отменникову. Это были бы тяжелые воспоминания. Ведь они (молодые парни, недавно призванные в ряды РККА и НКВД) были, в большинстве, самыми обыкновенными мирными людьми с обычными человеческими морально-психологическими данными, и они вынуждены были выполнять приказ, который был бы по плечу только бездушным злодеям с жестокими сердцами.

Несмотря на профессиональную идеологическую и квалифицированную агитационную работу политорганов, проведенную при подготовке и в ходе самой депортации, значительная часть бойцов и командиров не выдерживала плача детей, стонов старушек, укоризненных взглядов мужчин, слез и эмоциональных срывов женщин, испуганного лая собак, атмосферы разрушения нормальной жизни целого народа! Нервы сдавали, некоторые военные срывались и переходили в своих действиях грань допустимого.

Трагические для поволжских немцев события и для многих военных явились болезненным стрессом. Чтобы снять этот стресс, командование направило участников депортации на передовую линию фронта, согласно русской пословице: «клин клином вышибают». Итак, после вывоза эшелонов с немецкими семьями на восток И. Отменников был направлен в действующую армию. Впрочем, хотел бы я знать, не приравнивалось ли участие в депортации поволжских немцев к участию в боевых действиях на передовой линии фронта? Вопрос этот я задаю потому, что, как говорил Отменников, многие бойцы и командиры РККА и НКВД были награждены боевыми орденами и медалями СССР за участие в 1-й успешной операции по выселению советских немцев...

Умер Игорь Павлович Отменников в 1995 году. И только теперь, после его смерти и после происшедших в стране и в мире глубоких перемен, я смею поведать миру о том, что ранее узнал о нем под большим секретом[…]



[*]Впервые опубликовано: «Тагилцайтунг» № 9 (21). 2000. Публикация подготовлена к печати Кузьминой П. М. Печатается в сокращенном виде.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру