Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫФОТОГАЛЕРЕЯПОИСК ПО БАЗЕДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

Е.Е. Валова (Мельхер)

Женские судьбы[*]

Выселение российских немцев со всей территории Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года закончилось в сентябре того же года. Оставлены дома со всем нажитым и скотина. Я писала уже, что родственники обычно не находились вместе даже в пределах одного района.

В семье нас было четверо: три сестры и брат. В селе мы жили на одной улице, у каждого уже была своя семья. Моего брата выслали в Омскую область, а сестер – в Тюменскую (тогда север Омской области), но в разные деревни.

Судьба моей сестры Эммы (ей сейчас 86 лет, и живет она в Краснотурьинске) очень похожа на судьбы многих тысяч немецких женщин, испытавших все ужасы этой трагедии. Она прибыла в конце сентября вместе с мужем и тремя детьми, а с ними было еще пять семей из их села, в Крутинский район Омской области. Председатель колхоза, инвалид войны, принял их очень плохо, с ненавистью. Но все же поселил в крайний дом деревни, в котором не было даже окон, только полуразрушенная печка. Мужчины привели дом в порядок, чтобы можно было хоть как-то в нем жить. И вдруг мобилизация: всех мужчин в возрасте от 17 до 50 лет в трудармию в январе 1942 года. Сколько было слез, с детьми остались только женщины и старики. Через три месяца председатель колхоза приказал всем немцам очистить территорию деревни — нет места фашистам.

Побрели кто куда. Моя сестра с тремя детьми и еще одна женщина, у которой их было пятеро, ушли в лес, сделали шалаши из гибких веток берез, верх накрыли дерном и так жили!

Днем матери уходили добывать пищу: колосья пшеницы или ржи, мороженую картошку с полей, крапиву, из которой варили похлебку на костре. Иногда возвращались без ничего, а если попадались кому-нибудь на глаза, у них все отбирали и гнали прочь. А в шалаше были голодные дети. Однажды, вернувшись с поля, Эмма застала свою дочку мертвой, от голода она отгрызла кончики пальцев. Пришлось искать другое пристанище, поближе к людям. Просили любую работу и еду. В одной деревне их поселили в школе, предоставили временную работу — копать силосные ямы, за что давали жидкий суп и 400 граммов хлеба в обед. А дома ждали голодные дети: «Мама, мы хотим есть». Детям отдавала хлеб, сама пила похлебку, и так до следующего дня. Вскоре совсем обессилели. Пришлось опять в поисках жилья, работы и пищи переходить из одной деревни в другую, нигде ничего не было. Под ночь забирались, если посчастливится, в какой-нибудь хлев, ложились, чтоб согреться, под бок к овцам и свиньям и недолго спали, чтобы, не дай бог, их утром не увидел хозяин.

Женщины и дети так отощали, что были похожи на дистрофиков, бродячих скелетов. И вот однажды шли они по засеянному полю ржи, их догнала женщина на лошади: «Кто вы такие, почему ходите по полю?» Они ответили, что заблудились. Но их внешний вид говорил сам за себя. Оказалось, она из раскулаченных, выселенных еще раньше в эти места, теперь председательствовала в деревне. Направила их в первый дом и попросила подождать ее. Вскоре она приехала, распорядилась дать им ведро картошки, молока с фермы и накормить всех. Мою сестру с детьми она поселила в своем доме, другую женщину взяла с семьей одна старушка. Тут стало жить полегче. Начали женщины работать на людей: пряли, вязали, шили, белили дома, не отказывались ни от какой работы. Вот так и выжили.

Вот о какой женской судьбе, тяжелой и горькой, я поведала вам. Думаю, многие женщины, прочитав этот материал, вспомнили и свою женскую долю.

Дай бог никому больше никогда этого не пережить.



[*]Впервые опубликовано: «Тагилцайтунг» № 2. 1998.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру