Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫФОТОГАЛЕРЕЯПОИСК ПО БАЗЕДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

П. М. Кузьмина

Без вины виноватые[*]

Село Франк, русское название Медведицко-Крестовый Буерак, было основано в 1767 году на реке Медведице, несущей параллельно Волге свои воды и впадающей в Дон. Это большое село, которое при основании насчитывало 335 жителей, а к 1926 году увеличившееся более чем в десять раз, одно время было кантонным центром АССР немцев Поволжья.

Яков Вагнер, потомок поселенцев екатерининских времен, сложил свою голову, защищая Отечество, еще в первую мировую войну. Катерина, приняв на себя все удары судьбы послереволюционного периода, сохранила и воспитала его пятерых детей. К началу второй мировой войны семья ее разрослась, а внуки скрашивали ее старость. Дочь Мария с трехлетней Лилией жила здесь же, в отцовском доме. Но беда была не за горами. Депортация немцев Франкского кантона, а это почти 30 тысяч человек, производилась 12 эшелонами с двух станций — Медведица и Неткачево. Эшелон (2617 человек) прибыл на станцию Ишим 20 сентября 1941 года. Людей из этого эшелона распределили в двух районах Омской области (позднее эта территория перешла к Тюменской). Семью Вагнера увезли в отдаленный северный Викуловский район, находящийся далеко от железной и шоссейной дорог. Здесь депортированные немцы были сразу привлечены в колхозы на уборку урожая. Менее чем через четыре месяца по Постановлению ГКО от 10 января 1942 года мужчины были мобилизованы в трудовую армию. Был взят в трудармию и муж средней дочери Вагнеров, инвалид, которому нашлось место работы сапожником при шахте в городе Кизел.

Чтобы выжить без мужчин, женщины с детьми — две сестры и две невестки — объединились в семью. Они не подозревали, что готовится более страшная акция, очередные испытания не только для жен и матерей, но и для малолетних детей. По пути следования, теперь с востока, железнодорожный состав подбирал заранее собранных на станциях женщин трудоспособного возраста, набивая и без того переполненные вагоны. Их увозили в неизвестность, оставляя детей на произвол судьбы. Четверо внуков Вагнеров осталось на руках бабушки и ее дочери, имевшей грудного ребенка.

«Работать в колхозе мы еще не могли, а чтобы прокормиться, пошли по-миру, — рассказывает о своей дальнейшей судьбе Лиля Кондратьевна Плешкова. — Все подаяния, которые нам удавалось с трудом собрать за день, бабушка вечером делила на всех. Местные сердобольные жители нам не всегда отказывали в подаяниях. Они нас, детей, жалели, относились к нам снисходительно, а некоторые даже были готовы усыновить. Мне, маленькой, хорошенькой девочке, редко отказывали в милостыни, а удочерить меня хотела эстонка, жившая в тех краях и разделявшая участь многих народов. Так прошло несколько лет.

Мы подрастали и не могли уже прокормить себя подаяниями, а бабушка с тетей не могли нас содержать. В 1947 году бабушка определила нас в детдом.

Наш детский дом находился в русском селе Балаганы, это на 160 км севернее станции Ишим. Директором был фронтовик. В нескольких школьных помещениях было около двухсот детей разных национальностей. Вместе с нами были калмыки, эстонцы, украинцы, русские. Нас одевали, кормили. Здесь мы учились и работали. Участвовали в художественной самодеятельности, пели в хоре, активно участвовали в школьной жизни. Помогали колхозу убрать пшеницу и лен, пололи гречиху, копали картошку, собирали лекарственную спорынью, которая растет во ржи, помогали в уборке сена.

Тетю увезли в Башкирию, а мама работала на Высокогорском механическом заводе в городе Нижний Тагил.

Работа была тяжелой. Женщины убирали металлическую стружку от станков в цехе № 7 и грузили в вагоны. Направляли их и на лесозаготовки в Салду. Сквозняки в цехах, отсутствие одежды, нелегкая работа, скудное питание способствовали развитию тяжелых заболеваний.

Когда было разрешено воссоединиться с семьей, маму из Тагила не отпустили, а по вызову работники НКВД привезли меня сюда к маме. Мы встретились через 9 лет разлуки. Мама жила в бараке № 38 поселка ВМЗ. Я пошла в школу, но вскоре мама тяжело заболела. И я, в свои 15 лет, была вынуждена пойти на работу, на тот же ВМЗ, продолжая учебу в вечерней школе. Мама умерла, не доработав до пенсии.

Я закончила медицинское училище и с 1961 года работаю в больнице».

Лилия Кондратьева Плешкова (Вагнер) уже 10 лет активно участвует во многих мероприятиях Культурно-просветительного немецкого центра Н. Тагила. Хорошо готовит, поэтому участвует во всех выставках национальной кухни на фестивале. Со дня основания КПЦ она — участник хора.



[*]Впервые опубликовано: «Тагилцайтунг» № 3 (15). 2000.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру