Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫФОТОГАЛЕРЕЯПОИСК ПО БАЗЕДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

П. М. Кузьмина

Zur Erinnerung (На Память)[1]

Дошедшие до нас фотоснимки с такими надписями на обороте в адрес родителей, жен, родственников приходили от фронтовиков, находившихся в рядах Красной Армии.

К началу войны 1941 г. в рядах действующей армии находились и немцы. По данным Н. Ф. Бугая, из общего количества немцев-спецпереселенцев (на 1949 г.) ранее служили в РККА 64644 чел.[2]. Они находились в различного рода войсках по всему фронту от Кавказа до Прибалтики, на укреплении оборонных объектов, строительстве аэродромов, железных дорог. Советские немцы честно и мужественно сражались, проявляя отвагу, героизм, высокое воинское мастерство. Некоторые уже были ранены, погибли или попали в плен, другие, как будущий Герой Советского Союза Роберт Клейн, оказались в окружении и присоединились к партизанам. Эти люди не ведали о том, что их семьи и родственники арестованы и высланы из родных мест.

Так уж совпало, но в трагический для немецкого народа день – 28 августа 1941 г. – в «Комсомольской правде» был помещен материал о Генрихе Неймане. Вся страна узнала об умелом зенитчике, сбившем четыре фашистских «юнкерса».

Начавшаяся всеобщая мобилизация на фронт мужчин призывного возраста немцев как бы не касалась, что вызывало у них недоумение. Мобилизация советских немцев производилась в очень ограниченном количестве и в строго индивидуальном порядке. Как правило, это были члены партии, которые направлялись на специальную политическую работу.

Отчисление немцев из некоторых частей Красной Армии начали производить задолго до известной директивы Ставки Верховного Главнокомандования № 35105 от 8 сентября 1941 г. «В начале июля пришел приказ отчислить из отдельной 13-й железнодорожной бригады греков, немцев и поляков. Всего в нашем 4-м отдельном батальоне оказалось 13 греков, 6 немцев и один поляк» — пишет в своих воспоминаниях и ныне здравствующий участник Второй мировой войны Петр Берг[3].

Один из пунктов вышеуказанной директивы гласил: «Изъять из частей, академий, военно-учебных заведений и учреждений Красной Армии, как на фронте, так и в тылу, военнослужащих рядового и начальствующего состава немецкой национальности и послать их во внутренние округа и строительные части»[4]. Этот приказ зачитывался перед строем или объявлялся индивидуально, и немцы, независимо от заслуг, чинов и рангов, «изымались» из воинских частей, направлялись в строительные батальоны.

Составы с демобилизованными из-за большой загруженности дорог продвигались очень медленно, периодически на пути их следования подвергаясь налетам авиации. На станциях скапливались десятки эшелонов, идущих в западном направлении с танками, артиллерией, снарядами, бензином, а в восточном — с ранеными и беженцами.

В. Фукс вспоминает: «...На восток вез состав с прифронтовой полосы Западного фронта немцев глубоко в тыл, на Урал. Эшелон вез вполне здоровых граждан немецкой национальности. Через люки вагонов то и дело выглядывали красноармейцы в пилотках и вскоре исчезали в глубине, но тут же появлялись другие. Со случайными прохожими они не вступали в разговоры, это запрещал конвой. На остановках, шагая с винтовками за плечами вдоль эшелона, они бдительно следили за тем, чтобы люди не останавливались у вагонов и не вступали в разговоры с запертыми немцами.

Закрыть вагон! На мосту не открывать! – грубо приказали конвоиры, когда эшелон надолго остановился, пропуская встречные и попутные поезда недалеко от Волги. Эшелон с более чем двумя тысячами снятых с фронта по приказу «отца народов» разгрузился в Магнитогорске...». Прибыли военнослужащие и на Урал. В Молотовской области в строительных батальонах находилось 748 немцев, 1689 чел. трудились в Удмуртии[5].

В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны № ГКО-660сс от 11 сентября 1941 г. все строительные батальоны, работающие в системе НКВД, были реорганизованы в рабочие колонны и переведены в разряд строительных рабочих[6]. Вновь созданные формирования в виде рабочих колонн и отрядов передавались в распоряжение различных ведомств, как гражданских, так и подчиненных НКВД. Леонард Райзлер был отозван из прифронтовой полосы и вместе с другими солдатами-немцами посажен в «теплушку», якобы для передислокации. Из вагонов их выгрузили в Свердловске. Там, на площадке № 1 в районе Пышминского тракта, расположился целый «интернационал» из немцев, поляков, евреев, которые прокладывали дороги, рубили лес.

Уже осенью 1941 г. из немцев-военнослужащих Красной Армии, отозванных с фронта на Урал, был сформирован строительный батальон для работы на Уралвагонзаводе. Л. Райзлер вспоминает: «После прибытия в конце августа 1941 г. в Нижний Тагил мы продолжали службу в строительном батальоне при Уралмашстрое, который был занят реконструкцией Уралвагонзавода под выпуск танков за счет эвакуированного из Харькова танкового завода № 183. С наступлением холодов уже первые грозные машины вышли из ворот завода. Доля заслуги в этом и нашего батальона. Как и всей стране, нам тоже было трудно. Питание было скудное, рабочий день 10 часов. В землянках, которые мы сами для себя построили, было холодно. Но все же это была армия. В апреле 1942 г. нас демобилизовали и перевели на карточное довольствие. Но жить мы продолжали в землянках».

По воспоминаниям Б. Д. Броцмана, в Н. Тагил в октябре-ноябре прибыли 150 человек немцев-военнослужащих и через городской военкомат были направлены на Уралвагонзавод, где формировались строительные батальоны и колонны. Кадровые военные были назначены командирами стройбатальонов и рот. В строительном батальоне № 309 Н. Тагила находились такие известные нам люди, как: П. А. Берг; ст. лейтенант Б. Д. Броцман; А. Г. Веймер; В. Видеман – военврач III ранга; майор, танкист М. Гаман (участник боев на озере Хасан, награжденный орденом Боевого Красного Знамени); ст. лейтенанты А. Ф. Гердт; И. В. Гинц; лейтенанты В. Герман; К. Герман; Р. Гехт; А. Гофман; В. Думлер; военврач 11-го ранга В. Г. Зоммер; капитан К. Г. Клинк; лейтенант Н. Ламбрехт; ефрейтор А. А. Лир; капитан, летчик Т. Пропп (участник боев в Испании, кавалер ордена Боевого Красного Знамени); И. Райсих; лейтенант А. Рейх; капитан А. Ф. Штейнле и другие.

18 мая 1942 г. бывших военнослужащих вновь мобилизовали через военкоматы и отправили в спецотряд № 1874, находившийся за колючей проволокой на кирпичном заводе. Вскоре из Свердловска и Каменска-Уральского в отряд № 1874 прибыло большое количество снятых с фронта советских немцев (примерно 150 человек). Среди них были представители младшего, среднего и даже высшего командного состава.



[1]Впервые опубликовано: «Тагилцайтунг» № 9. 1999. Публикуется с дополнениями.
[2]«Мобилизовать немцев в рабочие колонны…И. Сталин». (1940-е гг.)/ Сост. Н.Ф. Бугая. М., 1998. С. 11.
[3]Жертвы репрессий. Нижний Тагил 1920-80-е годы. Екатеринбург, 1999. С.178.
[4]ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп.1. Д.112. Л.129.
[5]Герман А.А., Курочкин А. Н. Немцы в трудовой армии. М., 2000. С.49.
[6]«Мобилизовать немцев в рабочие колонны…». С.53.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру