Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫФОТОГАЛЕРЕЯПОИСК ПО БАЗЕДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

П. М. Кузьмина

Их оставалось только трое[*]

В апреле 1942 года в отдел спецпереселений СССР было доложено о том, что мобилизованные в рабочие колонны немцы, в количестве 67961 человек, направлены на стройки и в лагеря НКВД. В это число входило 2870 чел., прибывших 17 февраля 1942 года первым эшелоном в Нижний Тагил. Более шестисот из них, мужчин различного возраста, составили депортированные в Павлодарскую область жители села Брабандер республики немцев Поволжья. Здесь были отец с сыновьями, несколько братьев из одной семьи и состоящие в других родственных связях семьи.

Трудармейцы работали в невероятно трудных условиях. Даже освобожденных по состоянию здоровья немцев отправляли в рабочие колонны. Известно, что первой жертвой стройотряда 18-74 стал восемнадцатилетний паренек из села Брабандер Петр Гоман. Его хоронили еще в гробу. Последнего, забойщика, который погиб под обвалом, тоже хоронили в гробу, но это было уже после войны.

На начало 1999 года их оставалось только трое.

Станислав Мартель, 1912 года рождения. В Тагил прибыл с первым эшелоном. Работал на самых тяжелых работах: на земляных, на печах кирпичного завода, в забое карьера «Зайгора». На производстве извести, в ботинках на деревянной подошве, всю смену в известковом растворе, была большая потеря рабочих кадров. Я видела эти до сих пор по колено почерневшие ноги Станислава Ивановича.

Михаил Керн, 1914 года рождения. Он прибыл в рабочую колонну по проведенной мобилизации согласно постановлению ГКО № 1281 от 14 февраля 1942 года. Тогда из 40864 мобилизованных, проживающих в областях, краях и союзных республиках, работающих по вольному найму, в Нижний Тагил было направлено 501 человек, мужчин немецкой национальности.

«Говорить о войне очень тяжело, война — это страдание людей. Я продолжаю работать на своей работе бухгалтером леспромхоза, — рассказывает Михаил Михайлович, — на меня бронь, а это значит, меня не возьмут на фронт. Но вот 22 февраля 1942 года вызывают в военкомат, в повестке сказано явиться с ложкой, кружкой, как и всем призывникам. В военкомате я встречаюсь с другими немцами, вечером этого же дня нас отправляют в Нижний Тагил. Здесь поселили в помещение без окон и дверей над обжиговыми печами кирпичного завода. Топилось несколько железных печей, вокруг которых толпились люди, у этих печей сидя и стоя они проводили и холодные ночи. Отсюда нас водили на работу, вручную копать мерзлый грунт. Бригадиром был назначен доцент А. С. Думлер, умен, находчив, хорошо рисовал, писал стихи. Надзиратель, молодой сержант по фамилии Мамаев, проводил с нами политзанятия, часто напоминая Думлеру о его учености, прибавляя: «Чему вас только учили, вы люди с головой, а норму выполнить не можете?».

Карьер «Зайгора» — это сплошной каменный массив, который взрывали, вывозили вручную на вагонетках, дробили в щебень, он шел на строительство дорог и для бетонных работ. И только с секретного разрешения начальника ГУЛАГа СССР специалисты могли быть использованы по своей специальности, и только внутри отрядов и мобилизованных колонн. Думлера и меня перевели в плановый отдел».

Адольф Шевалье, 1924 года рождения. Этому восемнадцатилетнему парню пришлось работать наравне со взрослыми мужчинами.

«На Зайгоре очень много было из нашего села, и почти все погибли. Очень мало нас осталось. Мои отец, мать и брат уже после войны умерли. Мне семнадцатый год шел, когда нас привезли на кирпичный завод. С первых дней я там чистил печи, сортировал кирпич и на других разных работах работал. Даже в штрафной батальон один раз попал. За что? Я возил сырой кирпич на вагонетках. Вагонетка у меня опрокинулась, и я не смог ее один поднять, я же слабый был. Было 12 часов ночи, я сел у вагонетки и заснул. Пришел бригадир и отправил меня на две недели в штрафной батальон, на 300 грамм хлеба в сутки. Он же этого мог и не сделать, помог бы поднять вагонетку, и я бы дальше смог работать. А ведь тоже немец был».

Все меньше остается в живых очевидцев 20-х, 30-х годов, военных и послевоенных лет. Существуют бесценные архивы народной памяти, сохранившие имена и героев, и жертв, и палачей. Вот только не опоздать бы, успеть записать рассказанное, отыскать уже записанное…. Нет уже в живых одного из этих односельчан, получил приглашение на жительство в Германию второй...



[*]Впервые опубликовано: «Тагилцайтунг» № 4. 1999. Публикуется в сокращенном виде.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру