Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫФОТОГАЛЕРЕЯПОИСК ПО БАЗЕДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

Письмо Сталину[*]

«Сталину.

От гражданина СССР Ликай Эдуарда Яковлевича.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Обращаясь к Вам, я уверен, что только у Вас, у вождя и учителя миллионного многонационального Советского государства, можно добиться ответа на ряд наболевших вопросов, на которые никто не ответит или все затруднятся ответить. Я по национальности немец, рожд. 1920 года, уроженец ныне Ставропольского края, Советского района, воспитанник пионерской и комсомольской организаций, окончивший Ванновское педучилище Краснодарского края, работавший с хорошими успехами 1 год, после чего пошел служить в РККА.

Служил я в городе Чугуеве УССР. Вскоре мне было присвоено звание замполита. Когда началась война, с первых дней поехал на фронт, и единственное, чему я рад, это, что удалось во время налета сбить в гор. Гомель 4 немецких самолета. Обидно, что больше не приходилось, ибо я, как немец, был вместе с западн[ыми]. украинцами и белорусами отправлен в тыл, в Свердловск, где мы восстановили эвакуированный из Киева завод «Большевик». После этого почему-то отправили всех немцев в Н-Тагил. В Башкирии Тагилстрой организовал сенозаготовительный участок, который заготовляет ежегодно от 5000-7000 тонн пресс. сена, кроме того, уч(асто)к дает Тагилстрою до 500 т. овощей помимо плана. На участке в основном работают отечественные немцы.

Участок обеспечен раб[очей] силой на 60% и все-таки план выполняется, это начальство признает, но это же начальство за счет этих людей, которые работают по совести, только наживается и не признает их равноправными гражданами нашего Союза. Например, применяют все еще лагерные порядки. В Н-Тагиле всем выдали паспорта, воен[ные] билеты, возобновляют работу профсоюзов и т. д., а у нас здесь ничего не делается, потому что нач[альни]к уч[астк]ка Курпяков, наверно, родился лагерником и с лагерем не хочет расставаться. А население здесь смотрит так: раз у них нет документов, значит, это не наши люди, и во многих случаях это говорят руководящие люди, партийные, органов милиции, не хотят разрешать посещения клубов и даже недавно в селе Пещерка Агаповского района, соседнее к нам село, несколько фронтовиков организовали вечером в клубе драку, которая принимала в конце серьезный характер.

На такую нац[иональную] рознь здесь начальство смотрит с удовлетворением и смеется. Для ликвидации такого положения ничего не делается, а люди молчат, потому что думают, наверно, закон так гласит. Вообще боятся люди заявить, потому что на самом деле бесполезно, кругом подкуп, то сеном, то еще чем-нибудь и через это людей заставляют 10-12 и больше часов работать без выходных дней, а в табелях отмечаются аккуратно все выходные дни и 8 часов ежедневно, и за использование выходного судили уже многих.

База наша в Магнитогорске - здесь на правом берегу у нас автогараж, здесь работают около 40 человек, которые живут по квартирам, некоторые поженились, на русской, конечно. И вот участковый милиционер вызывает граждан у кого стоят на квартире, велит выгонять их, «это немцы, мы немцев били, у них нет документов, я вас оштрафую!» — он говорит. Другим велит расходиться с мужем, от которого уже дети есть и который бы рад регистрироваться, если бы у него были бы документы.

И вот я и все думаю[т], хочу только о себе говорить, ибо я за других не отвечаю. В чем я виноват, что родился немцем? Неужели я заслужил такую ненависть? Чем я провинился перед родиной, которая меня растила, кормила и воспитала, которой беззаветно предан, которую передо мной сейчас хотят отрицать как родину. Где же тогда моя родина должна быть, где же тогда правда должна быть, где же ее можно найти, если не у нас. Тогда во всем мире ее и не найдешь, можно не искать. Неужели такая правительственная установка?

Я потерял за время войны родителей, потерял сестер своих, сам трудился, имея среднее образование, на общих физических работах, потому что военная обстановка этого потребовала. А сейчас, спрашивается, почему я не могу работать по специальности, а должен сенокосить? Я считаю, я этим не даю Родине то, что мог бы дать.

Я хочу усовершенствоваться, поступить в вуз в Магнитогорске, имею ли я на это право и должны ли меня отпустить? Если должны, то почему отд[ел] кадров не отпускает на учебу.

Неужели я лишен чувства любви, неужели я не имею права любить того, кто мне нравится и кто меня также любит?

(Я любил одну девушку в Магнитогорске, и через угрозы начальства ее заставили порвать все отношения потому, что я немец).

Потому я прямо спрашиваю: «Имею я право любить гражданку любой нации или нет?» Этот вопрос странный, но он принял серьезный характер и имеет иногда плохие последствия.

Я, может быть, во многом ошибаюсь, но я пишу так, как оно есть и как я понимаю. Я хочу сказать, что я больше пропитан советским духом, во мне больше патриотизма, чем в любом пожилом или молодом человеке, даже русском, и так все наши молодые ребята, которые являются от начала и до конца воспитанниками Советской власти.

Это начальство не мешало бы уже давно сменить, которые маскировались во время войны, здесь понаживались и говорят: «Мы с немцами воевали».

Если я в чем не прав, прошу извинения, но я писал от всей души.

Прошу ответа!

25/VII-46 года.



[*]Письмо обнаружено в МАСПД Н.Тагила. Фонд Тагиллага. Личные дела трудмобилизованных. Дело Ликай Эдуарда Яковлевича.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру